Владивосток

Всё обо всём...

Re: Владивосток

Сообщение j-k » 01 авг 2014, 07:27

Меня все время что-то отвлекает от рассказа от фортификационных бетонов :) Так и сейчас - ходила на Монасырскую гору посмотреть на Уссурийскую батарею. Батарею видела, но на монастырской горе находится еще и старейшее кладбище Владивостока- Морское. О некоторых могилах и расскажу. Так что - немного некрополистики и небольшой экскурс в историю Владивостока и страны.

Евгений Степанович Бурачек (1836-1911)
Фактически первый начальник поста Владивосток. На могиле бронзовый христианский крест с буддистским девизом: “Ничем из ничего созидать”

Изображение

Изображение

Евгений Бурачек родился 8 января 1836 года в Петербурге, в семье кораблестроителя Степана Осиповича Бурачка. Свое служение флоту он начал с шести лет, поступив в Морской кадетский корпус. В прошении на имя директора корпуса Степан Осипович писал: "...сына моего Евгения Бурачка, имеющего б лет от роду и обученного чтению и письму русского языка, желая отдать для воспитания в МКК, а что он действительно мой родной сын, в том представляю мой формулярный список, его метрическое свидетельство и лекарское о привитии оспы". Кроме русского Евгений в это время уже знал немецкую разговорную речь, а впоследствии говорил на английском, немецком и китайском.
11 августа 1851 года 15-летний Евгений стал гардемарином Морского кадетского корпуса. Он служил на кораблях Балтийской эскадры, получил в 1853 году чин мичмана, а в 1856-м - лейтенанта.
В 1859-1861 гг. в чине лейтенанта на клипере «Разбойник» в ходе кругосветного плавания совершил переход из Кронштадта к основанному в 1860 году посту Владивосток, где по болезни был списан на берег.

В это время перед губернатором Приморской области Петром Казакевичем стояла непростая задача - основанный год назад Владивосток до сих пор не имел начальника. Находящийся на этой должности прапорщик Комаров не только не справлялся с обязанностями, но и оказался подвержен алкоголизму. Его отстранили от должности и удалили из Владивостока. Произошло это 20 июня 1861 года - ровно через год после основания поста, а 22 июня в Золотой Рог вошел клипер "Разбойник".
Познакомившись с лейтенантом Бурачком, Петр Казакевич решил, что лучшей кандидатуры ему не найти. У Бурачка были блестящие рекомендации, инженерные навыки, он владел четырьмя языками, включая китайский. Как писал в своих мемуарах Е. С. Бурачек, "я никогда не перечил начальству", а потому принял предложение Казакевича. Ему было 25 лет.

"...Я остался больной во Владивостоке с ничтожными средствами и огромным желанием делать все посильное для основания столь важного поста, будущего военного и купеческого порта", - писал Е.С. Бурачек в дневнике, но, кроме него, о болезни никто не знал, так как новый начальник энергично принялся за работу. А работы было невпроворот: строительство склада для провианта, новой казармы для солдат и пристани, начатой еще в прошлом году, но так и не законченной Комаровым. Бурачек быстро закончил строительство пристани, углубив подход к ней до 4 метров, затем принялся за сооружение оружейных складов, порохового погреба, сухарни и т.д.
Чтобы улучшить питание солдат, Евгений Степанович на собственные деньги приобрел провизии у капитана американского парохода, пришедшего в порт. Затем, когда продукты закончились, наладил торговлю с местными китайцами, деревни и фанзы которых, как он писал, здесь на каждом углу. Общаясь с китайцами, Бурачек понял, что классический китайский, который он учил, непонятен местному населению, и он стал учить их язык, а также обычаи и ритуалы. "По китайским законам, начальник должен быть человеком ученым, - писал Евгений Степанович, - и мое незнание местного наречия и порядков могло уронить в их глазах навсегда". В это же время Бурачек увлекся буддизмом, читал китайские философские тексты. Особенно ему нравилось одно выражение, которым он охарактеризовал свою работу во Владивостоке: "Ничем из ничего созидать".

Во Владивостоке Евгений Бурачек прослужил до мая 1863 года, успев сделать очень много. Кроме строительства, он разведал недалеко от Владивостока запасы угля и наладил его доставку в пост; помогал купцу Семенову в налаживании торговли; зная толк в медицине и, обладая знаниями о лекарственных растениях, лечил не только себя, но и всех жителей поста, включая гардемарина Станюковича, будущего известного писателя, списанного, как и он, с корабля во время кругосветного плавания.

В апреле 1863 года начальник поста Владивосток был награжден за заслуги орденом Станислава 3 степени.

В это время болезнь стала прогрессировать, и Бурачек был вынужден уехать на родину, в более привычный климат. В Петербурге он служил в береговых должностях и ушел в отставку в чине контрадмирала. В 1911 году, в возрасте 75 лет, Евгений Степанович скончался и был похоронен на Смоленском кладбище Петербурга. В 1986 году над Смоленским кладбищем нависла угроза закрытия. Внук Евгения Бурачка, Владимир Бурачек, обеспокоенный этим, обратился во Владивосток с просьбой перезахоронить прах его деда в городе, на основание которого Евгений Степанович положил свои силы и талант. 2 июля 1988 года прах был перезахоронен на Морском кладбище Владивостока На могиле стоит плита с бронзовым христианским крестом, на котором красуется буддистский девиз: “Ничем из ничего созидать”…
http://www.vladlib.ru/elib/gorozane/burachek.html


Владимир Клавдиевич Арсеньев (1872-1930)
Исследователь Дальнего Востока, археолог, этнограф и писатель. По словам Максима Горького, Арсеньеву "... удалось объединить в себе Брема и Фенимора Купера..."

Изображение

Изображение

Родился в Петербурге в 1872 году в семье железнодорожного служащего. В 1895 году закончил Петербургское пехотное юнкерское училище, служил в Новочеркасске, Польше и Китае. Приехал на Дальний Восток в 1899 г. Свою службу на Дальнем Востоке Владимир Клавдиевич начал в 1900 году в Благовещенске.

В 1902-1903 предпринял ряд экспедиций для топографического, географического и военно-статистического изучения отдельных районов Южного Приморья.
Во время русско-японской войны 1904-1905 годов В. К. Арсеньева назначили начальником всех четырех охотничьих (разведывательных) команд крепости Владивосток, наделив правами командира батальона. Охотники, или, как их еще называли, егеря Арсеньева, вели разведку в районе станции Надеждинской, по рекам Суйфун и Майхе и даже в Корее. В 1906-1907, а затем в 1908-1910 трижды пересек горы Сихотэ-Алиня.

В 1912 опубликовал «Краткий военно-географический и военно-статистический очерк Уссурийского края» - первую комплексную сводку данных о природе и людях Уссурийского края. В 1918 совершил путешествие на Камчатку, в 1921 - вел археологические раскопки на полуострове Песчаном (г. Владивосток), в 1923 - на Командорские острова. В 1927 предпринял крупную экспедицию по маршруту Советская Гавань - Хабаровск. Во время этих экспедиций Арсеньев изучал быт, обычаи, промыслы, религиозные верования, фольклор удэгейцев, тазов, орочей, нанайцев и др.

Вёл педагогическую работу в высших учебных заведениях, читал курсы по этнографии, истории первобытной культуры, археологии и антропологии, участвовал в создании музеев Дальнего Востока.

С 1910 по 1919 и с 1924 по 1925 Арсеньев являлся директором Хабаровского краеведческого музея. В 1921-1924 заведовал этнографическим отделом Владивостокского музея Общества изучения Амурского края. С 1924 Арсеньев - заместитель председателя Дальневосточного отдела Русского географического Общества.
Результаты его экспедиций вылились в публикацию более 60 научных трудов, многие из которых получили мировую известность и отразились в практической деятельности по использованию природных ресурсов региона, прокладке шоссейных и железных дорог, строительству населенных пунктов.

В 1930 году Арсеньев простудился и умер от воспаления лёгких во время экспедиции на Нижний Амур. Был похоронен на военном кладбище на полуострове Эгершельда во Владивостоке, а в связи с ликвидацией военного кладбища - перезахоронен на Морском кладбище
Дом Арсеньева во Владивостоке сейчас музей. И весь Приморский государственный объединенный музей носит имя Арсеньева.
http://old.pgpb.ru/cd/primor/first/ars.htm


Фридольф (Фабиан) Кириллович Гек (1836 – 1904)
Основатель финской колонии переселенцев в Приморье, "Вольный шкипер" (звание царских времен, означает лицо, сдавшее экзамен на капитанский диплом, но не состоящее на службе в военном или торговом флоте).
Надгробие выполнено в 90-е приморским скульптором Эдуардом Барсеговым.

Изображение

Изображение

Родился в Гельсингфорсе (Финляндия), начал ходить на судах с 11,5 лет. 18 мая 1848 г. был зачислен кают-юнгой на бриг «Ольга», совершавший рейсы в английский порт Гулль. В следующем году участвовал в переходе к берегам Южной Америки. Еще через год на корабле «Або» посетил Любек, Лондон, Кубу, Плимут, Берген, Кардифф.

16 октября 1854 г. Гек записался учеником в мореходную школу городе Або (ныне Турку), а через 2 года держал экзамен на штурмана. Через месяц после окончания школы Гек ушел в море на корабле «Джо», опять в качестве юнги. На нем он побывал в портах Франции, Англии, Италии.
15 августа 1857 г. Гека зачислили гарпунером на китобойное судно «Граф Берг», принадлежавшее Русско-Финляндской компании. Три с половиной года «Граф Берг» бороздил воды Тихого океана. 16 октября 1862 г. Гек возобновил занятия в мореходной школе города Або, а 23 марта 1863 г. успешно выдержал экзамен на шкипера и до 1868 года плавал на различных судах в Атлантике, Индийском и Тихом океанах.

В июне 1867 г. китобойная шхуна «Александр II» под его командованием с финскими переселенцами на борту покинула порт Або и направилась на Дальний Восток. По прибытии на Дальний Восток поселился в бухте Гайдамак, где ему достался земельный надел, но моряк так и не занялся хлебопашеством. Здесь промышленник Линдгольм выделил ему средства для китового промысла. Гек согласился и принялся за дело, сам сконструировал гарпунную пушку, переоборудовал рыбацкое судно. Ходил на промысел от Кореи до Берингова моря.

В этом году жизнь его круто изменилась. В Великом княжестве Финляндском возникла идея социально равноправного общества, созданного с чистого листа где­-то на окраине имперских владений. Люди, поверившие в нее, нашлись. Среди них был и Фридольф Фабиан Гек. Летом 1868 года в Гельсингфорсе было создано общество эмигрантов, состоящее из 40 человек разного возраста и образования. Они решили переселиться в только что созданное Сибирское удельное ведомство, получившее земли в Приморской области, между реками Сучан (Партизанская) и Суйфун (Раздольная).
* * *
Именно Гек, как человек, знакомый с российским Дальним Востоком, был выбран руководителем этого движения, названного «Финляндским коммунистическим экспериментом». Он лично отправился в Петербург за финансированием проекта. В июле 1868 года было принято решение выдать заем в 30000 серебряных рублей без процентов сроком на десять лет «ввиду существенной важности предлагаемого финляндским уроженцем Фридольфом Геком предприятия». В Германии Гек присмотрел бриг, получивший название «Император Александр II». Это было деревянное судно длиной около 27 метров, шириной 4,7 метра и водоизмещением 290 тонн.
26 ноября 1868 года бриг под командованием Гека отправился в далекий путь вокруг Африки. После 9-месячного плавания, 5 сентября 1869 года, 53 переселенца прибыли в бухту Находка, а затем поселились в заливе Стрелок. С трудом пережив первую зиму, колонисты начали развивать подсобное хозяйство. Гек на бриге «Император Александр II» отправился в Охотское море на добычу китов, но промысел оказался неудачным, да и урожай овощей был собран небольшой. Между тем после 1871 года следовало начать выплату ссуды. Тогда переселенцы решили заняться золотодобычей на острове Аскольд, но и эти дела пошли не лучшим образом.
В мае 1871 года удельные земли снова перешли в государственное владение. Общество эмигрантов прекратило свое существование. Бриг «Император Александр II» в счет уплаты долга был передан в состав Сибирской флотилии. Гек остался не только без соратников, но и без судна… Осенью 1874 года он принял командование китобойной шхуной «Каролина Торнквист», принадлежащей его более удачливому соотечественнику Отто Линдгольму. Заработав некую сумму денег, Гек приобрел старую шхуну под названием «Морская корова» — его первое собственное судно.

В 1875 году финская колония дважды подвергалась нападению хунхузов-пиратов, причем во второй раз погибла жена Гека и пропал без вести сын, поэтому он перебрался сначала на остров Аскольд к своему другу М. И. Янковсковскому, а затем в 1880 году друзья обосновались в бухте Нарва, в разное время Гек владел шхунами «Аннушка», «Сибирь», «Капил», «Акула», «Тунгуз». Шкипер снова женился, а в мае 1883 года у него появилась дочь Елена. В 1903 году она вышла замуж за Николая Васюкевича, и с тех пор род Гека продолжился этой фамилией известных моряков.

В 1889 г. стал командиром шхуны «Надежда», а с 1892 г. - командир шхуны «Сторож», на которой охранял котиковые лежбища от иностранных браконьеров.
За годы плавания в дальневосточных морях Гек провел большие гидрографические работы по описи побережья Камчатки (подробно описал обширный залив Корфа), Кореи (прошел вдоль юго-западного побережья и описал 5 ранее неисследованных бухт, в том числе бухту Улсаньмань, которую назвал Память Дыдымова, в честь трагически погибшего друга, командира китобойного судна «Геннадий Невельской») и Японского моря (исследовал устьевые части рек Киевка, Черная, Милоградовка, Маргаритовка и др. от мыса Олимпиада до бухты Киевка и произвел промер этого берега от мыса Лессепс до залива Владимира). С 1894 года его шхуна была наделена правом таможенного надзора и постоянно носила таможенный флаг. Вольный шкипер нередко брал на борт шхуны ходоков от переселявшихся на Дальний Восток крестьян, показывал им возможные места заселения, делился своими знаниями побережья и осматриваемых мест.

Смерть Гека, несмотря на его почтенный возраст, оказалась неожиданной: на 67м году жизни он застрелился. Газета «Владивосток» 11 июля 1904 года писала:
«4 июля окончил жизнь Фридольф Кириллович Гек… Он плавал в наших водах около 30 лет, и никто из моряков не знал так хорошо нашего побережья, а также не умел так приноровиться ко всем условиям плаванья около этих побережий, как покойный. Свои наблюдения во время плаваний у северных берегов Анадыри и Камчатки… покойный изложил в особой брошюре и представил ее по принадлежности в гидрографическую часть нашего порта. Там она лежала много лет и только в 1901 году… была использована в брошюре «Лоции берегов, прилегающих к Берингову морю»… Под руководством почившего много молодых людей вышло дельными моряками и знатоками плаванья в морях Дальнего Востока.
В здании Восточного института, откуда 6 июля состоялся вынос тела покойного, собралось очень много друзей, сослуживцев и бывших подчиненных его. На гроб было возложено много венков, и гроб был прикрыт флагом Русского коммерческого флота.
Со смертью Ф.К. Гека… во Владивостоке почти вымер тип старинных «морских волков» морей Дальнего Востока, которые шли на ловлю китов в «утлых челнах» с ручными гарпунами».

Ф. К. Гек был похоронен на Покровском кладбище Владивостока. В 1987 году его прах был перенесен на Морское кладбище, в его центральную часть. Именем Гека названы мысы в Японском море и Анадырском заливе, бухты на полуострове Янковского и на Камчатке, улица во Владивостоке. В 1957 году в Сахалинском морском пароходстве появилось судно «Шкипер Гек», капитаном которого был его внук, Ю. Н. Васюкевич. С 1990 года к порту Владивосток приписано рыбоохранное судно «Шкипер Гек», продолжающее нелегкое дело шхуны «Сторож».
http://hasanskiy-dv.ru/index.php?option ... d=69:fates


Алексей Иванович Куренцов (1896–1975)
Выдающийся биолог, энтомолог и биогеограф, доктор биологических наук, профессор, Заслуженный деятель науки РСФСР, лауреат Государственной премии СССР, основатель дальневосточной школы энтомологов. В честь А. И. Куренцова в 1992 году названо одно из российских научно-исследовательских судов — «Профессор Куренцов». На НИС «Профессор Куренцов» мне довелось работать два сезона.

Изображение

Изображение

Начальное и среднее образование получил в городе Кромы Орловской губернии. Увлеченный книгами Н. М. Пржевальского и В. К. Арсеньева, с детства мечтал попасть на Дальний Восток. Будучи школьным учителем, еще до поступления в университет сумел побывать в Приморском крае в нескольких экспедициях (1920–1923, 1928, 1931). Окончив Ленинградский университет, в 1932 году переехал на Дальний Восток окончательно, и с этого времени его дальнейшая жизнь и судьба были связаны с развитием дальневосточной науки.

Начав свои исследования в 1933–1934 годах на территории Горно-таежной станции и Уссурийского заповедника, А. И. Куренцов в 1935 году исследовал восточные склоны Сихотэ-Алиня, бассейны правых притоков Уссури — Хора, Большой Уссурки, Бикина. В 1936 году и в последующие годы работал в Приморском и Хабаровском краях, занимаясь изучением насекомых — вредителей лесных насаждений. В послевоенные годы проводил работы в Приамурье (от Забайкалья, Яблонового хребта до низовьев Амура), дважды посещал Сахалин и Курилы.

В 1958–1960 годах А. И. Куренцов участвовал в Камчатской и Чукотской экспедициях, в 1961–1965 годах — в пяти экспедициях в северных районах Хабаровского края и в южной части Колымского нагорья.

В общей сложности Алексей Иванович отдал изучению природы Дальнего Востока почти 50 лет. За этот период он совершил более 30 экспедиций, охватив маршрутами огромную территорию: Приморье, Приамурье, Сахалин, Курилы, Камчатку, Магадан, Чукотский край, Корякский автономный округ, Восточное Забайкалье, Якутию. Обследовал обширную долину реки Амур с основными притоками от Шилки до устья, многочисленные долины горных рек и ручьев, склоны горных хребтов Сихотэ-Алиня и хребет Джугджур.

Научное наследие А. И. Куренцова составляют 230 работ, в том числе 10 монографий, принесших ему мировую известность. Алексей Иванович нашел более 100 новых видов насекомых, многие из которых сам же и описал. Он является первооткрывателем таких древнейших представителей фауны, как реликтовый лесной таракан Cryptocercus relictus, кузнечик атлантикус Anatlanticus uvarovi и безлегочный тритон Onychodactylus ischeri.

В 1933–1943 годах А. И. Куренцов работал заведующим зоологическим кабинетом Горно-таежной станции АН СССР, затем — заведующим зоологическим отделом Дальневосточного филиала АН СССР (сначала в Уссурийске, потом во Владивостоке), в 1962–1968 годах — заведующим лабораторией энтомологии Биолого-почвенного института ДВФ АН СССР (Владивосток), а с 1968 года и до конца жизни — старшим научным сотрудником этой лаборатории.
j-k
ЧухОрг
 
Сообщения: 585
Зарегистрирован: 04 июн 2013, 12:49
Откуда: С-Петербург

Re: Владивосток

Сообщение j-k » 01 авг 2014, 09:41

На Морском кладбище находится братская могила бойцов ОДВА, павших в бою под Мишанем . На четырехгранной пирамиде надпись: «От трудящихся города бойцам Особой Краснознаменной Дальневосточной армии — героям Мишань-фу , отдавшим свою жизнь за дело коммунизма».

Изображение

Название "Мишань-Фу" мне совершенно ничего не сказало. Восполняю пробел в знаниях:

1 января 1929 г. Манчьжурия признала центральное правительство Китая и вошла в состав Китайской Республики. СССР был объявлен красным империалистом, а находящаяся в совместном управлении Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) — «не только коммерческим предприятием для Советов, но и линией проникновения большевизма в Китай». Избавляясь от большевизма, китайские военные захватили предприятия КВЖД, арестовали советских железнодорожников, провели обыск в консульстве и торговом представительстве. У Советского Союза тоже было немало претензий к Китаю, в частности огромные долги военных властей Маньчжурии за перевозки по дороге. Отношения между КНР и СССР накалились до предела...

17 июля 1929 г. СССР разорвал отношения с Китайской Республикой. В воздухе запахло войной. На станцию Суйфэньхэ из глубины Китая пришли 10 эшелонов солдат и четыре бронепоезда. В свою очередь советская сторона также стала концентрировать войска в Приморье.

В августе два китайских батальона напали на погранзаставу «Полтавка» Гродековского погранотряда. В ходе ночного боя китайцы попали под мощный пулеметный огонь и, неся потери, отступили, чтобы затем бросить в бой новые резервы. Во время боя вместе с начальником погранзаставы Иваном Казаком вторым номером у пулемета была его жена Татьяна. За этот подвиг она была впоследствии, первой из советских женщин, награждена орденом Красной Звезды. На следующий день застава «Полтавка» была деблокирована кавалерийским полком, подошедшим из Уссурийска. Советские войска, преследуя противника, перешли китайскую границу, заняли Саньчагоу, разгромив китайский гарнизон. Два дня советские войска занимали Саньчагоу, выпустив из местной тюрьмы 300 заключенных. Когда войска вернулись в Полтавку, туда вскоре пришли 10 китайцев-делегатов, вручивших красноармейцам грамоту: «Благодарим Красную армию, невиданную, диковинную в мире. Красная армия не мучила и не грабила, за что ее очень благодарим».

6 августа 1929 г. приказом Реввоенсовета страны была создана Особая Дальневосточная армия (ОДВА) под командованием Василия Блюхера. В начале ноября к Блюхеру в Хабаровск прибыла делегация от владивостокских рабочих, бывших красных партизан. Требуя вооружиться, они в своей резолюции заявляли: «Даешь партизанские полки и испытанных в боях партизанских командиров для послед-него расчета с белобандитами!». Командарм ответил так: «Передайте рабочим Владивостока, что Особая армия выполняет свои задачи по охране границ очень неплохо. На бесчисленные налеты отвечает крепким и сокрушительным ударом. Рабочий класс может не беспокоиться. Винтовка находится в верных руках. Особая не подведет».

Для восстановления контроля над КВЖД с 12 октября по 20 ноября 1929 г. ОДВА провела на территории Китая сразу три наступательных операции. Одну из них — в Мишань-Фу — в районе озера Ханка.
На этом направлении противник сосредоточил 16,5 тыс. пехотинцев, 4,5 тыс. кавалеристов, 200 станковых пулеметов и орудий, два бронепоезда, пять самолетов. Приморская группа войск имела 2800 штыков, 960 сабель, около 130 пулеметов, 36 орудий, 25 самолетов.
17 ноября в 6.40 самолеты 19-го авиаотряда нанесли бомбовый удар по аэродрому Мишань-Фу , уничтожив четыре самолета.
Одновременно из Спасска выступила 9-я кавалерийская бригада, которая стала быстро продвигаться по долине реки вглубь маньчжурской территории. После перехода границы головная походная застава была внезапно атакована. Авангардный
87-й кавалерийский полк преодолел около 40 км и вышел на задние подступы к Мишань-Фу . Около 16.00 к Мишань-Фу подоспели на подводах приданный кавалерийской бригаде стрелковый батальон, а с ним гаубичная батарея. Под сильным обстрелом противника пехотинцы развернулись в цепь и при поддержке артиллерии стали штурмовать городские укрепления.
Основные силы 1-й Тихоокеанской дивизии также ранним утром 17 ноября пересекли пограничный рубеж. «Противник не выдержал натиска и отступил, оставив на поле боя две автомашины и два мотоцикла. Но, отойдя, белокитайцы открыли сильный огонь. Продвигаться дальше на лошадях не было возможности. Спрятав лошадей в укрытие, мы пошли в наступление в пешем строю», — вспоминал воин-тихоокеанец.
В 15.00 того же дня авангард дивизии занял господствующую высоту на южных подступах к Мишань-Фу . В 15.00 пулеметная рота получила новое задание — наступать на западные ворота крепости Мишань-Фу . Справа шла стрелковая рота, слева — взвод снайперов и взвод полковой школы. При развертывании роты белокитайцы открыли огонь из окопов, канав и фанз. Снайперы, подносчики патронов и связисты сломили сопротивление противника и уничтожили его в штыковом бою.
При поддержке двух артиллерийских батарей два батальона атаковали город с фронта. Одновременно 2-й полк с двумя горными батареями начал обходить Мишань-Фу с юго-востока, чтобы отрезать противнику пути отхода. Город оказался в плотном кольце.
Под угрозой окружения китайские войска предприняли попытку прорыва. Однако выделенный для их преследования 87-й кавалерийский полк 9-й бригады в конной атаке уничтожил 500 вражеских солдат, сорвав попытку прорыва.
Вечером 17 ноября войска 1-й Тихоокеанской дивизии и 9-й Дальневосточной бригады взяли город Мишань-Фу под свой контроль. После разгрома противника командующий приморской группой Л.Я. Лапин доложил командарму Блюхеру: «Преодолевая большое расстояние, наши войска выбросили противника из осиного гнезда Мишань-Фу с большими для него потерями. Возложенная на нас задача блестяще выполнена. В столкновениях наблюдалась исключительная доблесть всех бойцов и командиров; члены нашей партийной и комсомольской организаций бросались вперед в опасные места».

1 декабря в Уссурийск прибыл представитель китайского правительства Цай для предварительных переговоров. Через день он подписал предварительный протокол об урегулировании конфликта. 5 декабря 1929 г. губернатор Маньчжурии утвердил Уссурийский протокол. 22 декабря 1929 г. в Хабаровске был подписан протокол, восстановивший положение на КВЖД, существовавшее до начала конфликта. В декабре китайцы освободили всех арестованных русских в Харбине, а русские — всех арестованных в Приморье китайцев.
Общие потери китайцев составили 1500 человек, включая значительное число утонувших в реке под Мишань-Фу . В плен попали десятки тысяч китайских военнослужащих. В самом Мишань-Фу было захвачено 135 пленных, шесть пулеметов, шесть минометов, 200 лошадей и мулов, два штабных автобуса, много документов.
В ходе боев на КВЖД ОДВА потеряла 281 человека.
http://old.konkurent.ru/list.php?id=457


«Памяти героев, погибших у озера Хасан. 1938 год»
Про бои у озера Хасан все-таки вероятно все слышали. По крайней мере, мне кажется, что говорят об этом больше, чем о боях у Мишань-фу. Может быть из-за того, что 26 человек за бои у Хасана удостоились звания Герой Советского Союза.

Сюда, на Морское кладбище, перенесли прах умерших в морском госпитале после тяжёлых ранений, а также ранее похороненных на Эгершельдском, теперь ликвидированном, кладбище. Обелиск установлен в 1954 г.

Изображение

...30-е дышали тревогой. В Европе шёл к власти Гитлер, на Тихом океане наращивала влияние Япония, создавшая на границе с СССР «марионеточное», как говорили советские учебники, государство Маньчжоу-го. «…Мы должны продвинуться, по крайней мере, до озера Байкал», - писал в секретном докладе японский атташе в СССР Касахара. «…Немного улеглись толки о возможности войны. А всё-таки тревожно. Все чего-то ждут», - это уже хабаровский дневник Гайдара 1932 года. Именно тогда и там он писал проникнутого предчувствием войны «Кибальчиша».
Хасанский пожар (по-японски - «инцидент у высоты Чжангуфэн») разгорался несколько лет. На границе случались провокации и перестрелки. В 1938-м порохом запахло всерьёз. В апреле командующий отдельной Краснознаменной Дальневосточной армией Василий Блюхер ввёл повышенную боеготовность. В июне создали Дальневосточный фронт, командующим которым назначили опять же маршала Блюхера. 15 июля у озера Хасан советскими пограничниками был убит японский разведчик Мацусима. 20 июля японский посол Сигэмицу заявил наркому иностранных дел СССР Литвинову претензии на земли у Хасана, но получил отказ: по Хуньчуньскому соглашению 1886 года сопки Заозёрная и Безымянная считались российскими.
Двухнедельная война – с танками, артиллерией, флотом, самолётами и камикадзе - началась в ночь на 29 июля рейдом японцев на Безымянную. Из 11 советских пограничников, оборонявших сопку, погибли пятеро.
К 31 июля японцы продвинулись вглубь территории СССР на четыре километра. Задачу отражения агрессии возложили на 39-й стрелковый корпус, которым командовал по совместительству начштаба Дальневосточного фронта Штерн (общее руководство боевыми действиями оставалось за Блюхером). 6 августа Красная армия после артподготовки и налёта «ТБ-3» пошла в наступление. Атмосферу того времени хорошо передают старые газеты: «Наши танки… поливали огнём самураев, как в душе вода поливает человека… Храбрый танкист тов. Андреев шёл только вперёд… Самураев, притаившихся в окопчиках, он начал топтать гусеницами танка» (старший лейтенант Несеред, газета «Большевик»). «На меня набросился один японский солдат и хотел приколоть штыком, но ему не удалось, я успел убить его со своего нагана. Он сразу свалился и даже не успел прокричать по-японски «банзай» (красноармеец Мельник, газета «По пути Сталина»).
День генеральной атаки у озера Хасан (6 августа) совпал с девятой годовщиной основания ОКДВА. Утром по этому случаю во всех частях и подразделениях советских войск был зачитан приказ командующего ДВФ В. К. Блюхера. «… Нанести сокрушительный удар по коварному врагу, - говорилось в приказе, - уничтожить его до конца – таков священный долг перед Родиной каждого бойца, командира, политработника».
Красное знамя на Заозёрной лейтенант Иван Мошляк водрузил уже 6 августа. К 9 августа японцев отбросили за границу. Посол Сигэмицу предложил начать переговоры, и 11 августа было заключено перемирие. Границу восстановили – по Хуньчуньскому соглашению.
В полдень 11 августа в 12:00 боевые действия у озера Хасан были прекращены. Согласно договорённости о перемирии советские и японские войска должны были остаться на тех рубежах, которые они занимали 10 августа к 24:00 по местному времени
Но сам процесс перемирия проходил сложно. Штерн 26 ноября 1938 г. на заседании Военного совета при НКО СССР докладывал (цитируется по стенограмме): «Штаб корпуса получил приказ в 10 ч. 30 мин. с указанием, чтобы в 12 ч. прекратить военные действия. Этот приказ народного комиссара был доведён до низов. Наступает 12 час, со стороны японцев ведётся огонь. 12 ч. 10 мин. тоже, 12 ч. 15 мин. тоже — мне докладывают: на таком-то участке ведётся сильный артиллерийский огонь японцами. Убит один, и 7-8 чел. ранено. Тогда по согласованию с заместителем наркома обороны Л.З. Мехлисом было решено дать артиллерийский налёт. За 5 мин. нами было выпущено 3010 снарядов по пристрелянным рубежам. Как только кончился этот наш огневой налёт, со стороны японцев огонь прекратился».
Так была поставлена последняя точка в двухнедельной войне с Японией на озере Хасан, в которой Советский Союз одержал убедительную победу.
Таким образом, конфликт завершился полной победой советского оружия. Это был серьезный удар по захватническим планам Японии на Дальнем Востоке. Советское военное искусство обогатилось опытом массового применения авиации и танков в современном бою, артиллерийского обеспечения наступления, ведения боевых действий в особых условиях.
Героизм был тогда поистине массовым. 26 участникам боев было присвоено звание Героя Советского Союза. 95 бойцов и командиров удостоились ордена Ленина, 1985 участников боев получили орден Красного Знамени, 4тысячи человек получили орден Красной Звезды, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги».

За образцовое выполнение боевых заданий и проявленные при этом мужество и героизм Указом Президиума Верховного Совета СССР от 25.10.38 г. 40-я стрелковая дивизия была награждена орденом Ленина, 32-я стрелковая дивизия и Посьетский пограничный отряд – орденом Красного Знамени.
Правительство учредило специальный знак «Участнику Хасанских боев»
По справочным данным, цена победы для РККА - 960 погибших, 2752 раненых (100 из них умерли в госпиталях), 527 заболевших. Член Общества изучения Амурского края капитан первого ранга в отставке Борис Шадрин, много лет занимавшийся Хасаном, приводит уточнённые сведения: СССР потерял 1009 человек убитыми, умершими от ран и пропавшими без вести. Японская императорская армия, по примерным оценкам, потеряла около 650 человек убитыми и 2500 ранеными.
В списке потерь отсутствует ещё одна жертва Хасана – герой Перекопа маршал Блюхер. Из-за больших потерь операцию расценили как неудачную и вскоре отстранили Блюхера от командования фронтом. 31 августа Главный военный совет РККА пришёл к выводу, что боевая подготовка находилась на «недопустимо низком уровне», войска были «раздёрганы и небоеспособны». Блюхеру вменили в вину «дезорганизацию фронтового управления». Оказывается, он, несмотря на указания сверху, долго отказывался вводить в бой авиацию, опасаясь жертв среди мирного корейского населения. 9 ноября 1938 года Блюхер умер в Лефортово. Реабилитирован в 1956-м.
По поводу итогов столкновения иногда пишут, что именно из-за поражений на Хасане и позже на Халхин-Голе Япония не решилась напасть на СССР во время ВОВ.
Другое следствие двухнедельной войны на сопках – разделение в октябре 1938 года Дальневосточного края на Хабаровский и Приморский. Хасан показал: чтобы решения принимались быстрее, доклады из южного приграничья должны сразу идти в Москву. Так в хасанских боях возникло нынешнее Приморье, подчинённое напрямую столице, а не Хабаровску, как раньше.
Косвенно с хасанскими событиями связано и переселение советских корейцев с Дальнего Востока в Казахстан и Узбекистан в 1937 году. На границе хмуро ходили тучи, и власти боялись, что корейцы в случае войны с Японией станут «пятой колонной».
Песня о трёх танкистах, написанная в 1939 году, - тоже хасанская. В строчке «И летели наземь самураи…» последнее слово потом заменили на «вражья стая», но сюжет всё равно остался привязанным к месту: «…У границ земли дальневосточной…». Правда, «высокие берега Амура» тут ни при чём (на карту Борис Ласкин явно не смотрел). Ну и ладно – песня-то хорошая.
После Хасана воевали безостановочно: Халхин-Гол, Финляндия, Великая Отечественная… Закончилось всё только в августе 1945 года в Маньчжурии – совсем недалеко от Хасана. История закольцевалась.

В основном отсюда: http://nik191-1.ucoz.ru/publ/istorija_s ... 7-1-0-5067
И отсюда немного: http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia ... cmsArticle


Место погребения праха 15 нижних чинов крейсера "Варяг"
Здесь захоронены павшие герои крейсера «Варяг», останки которых в 1909 г. были перенесены из Кореи. Память погибших моряков увековечена монументом на Морском кладбище Владивостока и памятником в корейском порту Инчхон, где проходили лечение получившие ранения в ходе боя моряки.

Изображение

Изображение

С начала января 1904 года крейсер «Варяг» и канонерская лодка «Кореец» находились в нейтральном корейском порту Чемульпо в распоряжении российского посольства в Сеуле; в Чемульпо также находились корабли других стран (Англии, Франции, США и Италии).
8 февраля 1904 года японская эскадра под командованием контр-адмирала Уриу (2 броненосных крейсера «Асама» и «Чиода», 4 бронепалубных крейсера «Нанива», «Ниитака», «Такачихо», «Акаси»; 8 миноносцев) блокировала Чемульпо, имея целью прикрыть высадку десанта (около 2 тыс. чел.) и не допустить вмешательства «Варяга». В тот же день «Кореец» отправился в Порт-Артур, но по выходе из порта был атакован миноносцами (две выпущенные торпеды не попали в цель), после чего вернулся на рейд. Японские корабли успешно высадили десант, русские им не препятствовали.

9 февраля капитан «Варяга» Всеволод Фёдорович Руднев получил от Уриу ультиматум: до 12 часов покинуть порт, иначе русские корабли будут атакованы на рейде. Руднев решил прорваться с боем в Порт-Артур, а в случае неудачи взорвать корабли. В полдень «Варяг» и «Кореец» вышли из Чемульпо. При выходе из порта русские корабли встретили японскую эскадру, занимавшую позицию за островом Пхамильдо.

Бой продолжался в течение часа. За это время «Варяг», согласно рапорту его командира, выпустил по противнику 1105 снарядов, «Кореец» — 52 снаряда (однако подсчёт количества снарядов, извлечённых из корпуса корабля японцами после его подъёма, свидетельствует о существенном завышении этой цифры). Согласно рапорту командира «Варяга», огнём крейсера был потоплен один миноносец и повреждён крейсер «Асама», а крейсер «Такачихо» после боя затонул; противник предположительно потерял около 30 человек убитыми. Официальные японские источники и архивные документы не подтверждают ни попадания в японские корабли, ни наличие каких-либо потерь.
«Варяг» получил, по разным данным, от 7 до 11 попаданий, в том числе одну пробоину площадью 2 м² у ватерлинии, потери экипажа — 1 офицер и 30 матросов убиты, 6 офицеров и 85 матросов ранены и контужены, ещё около 100 человек получили лёгкие ранения. На «Корейце» потерь не было.

Хроника (отсюда: http://historius.narod.ru/spravka/kruizers/varyag.htm):

11.00. Команда и оркестр выстроились на шканцах. Руднев вышел вперед и сказал: «Сегодня получил письмо от японского адмирала о начале военных действий и предложение оставить рейд до полудня. Безусловно, мы идем на прорыв и вступим в бой с эскадрой, как бы сильна она ни была. Никакого вопроса о сдаче не может быть. Ми не сдадим ни крейсер, ни самих себя, сражаясь до последней возможности и капли крови. Исполните ваши обязанности точно, спокойно, не торопясь, особенно комендоры, помня, что каждый снаряд должен нанести вред неприятелю. В случае пожара тушить его без огласки, давая мне знать... Пойдем смело в бой за веру, царя и отечество, ура!» Над палубой крейсера трижды прокатилось могучее «ура!». Как эхо прокатилось «ура!» и на «Корейце». Его слышали на иностранных судах, слышали и японцы, уже захватившие Чемульпо.
На «Корейце» служил вольнонаемным крестьянин с Киевщины, кок Криштофенко. Командир «Корейца» капитан ІІ ранга Беляев предложил ему сойти на берег, так как присяги Криштофенко не давал, и его участие в бою было не обязательно. Но кок отказался покинуть судно. Он ответил: «Умирать, так всем вместе, ваше высокоблагородие. Я буду биться вместе с вами». Командир назначил кока подносчиком снарядов на кормовое орудие.

11.10. Прозвучала команда «Все наверх, с якоря сниматься!» Через десять минут «Варяг» уже шел медленным ходом мимо английского и итальянского крейсеров к выходу с рейда, имея их на левом траверзе. «Кореец» шел на левом траверзе, прикрываясь мощным бортом крейсера, на котором были подняты все флаги боевого расцвечивания. Матросы и офицеры надели чистое белье, парадную форму и награды, судовой оркестр играл национальный гимн. «На английском и итальянском крейсерах команды и караулы наверху провожали криками «Ура!». На итальянском крейсере играли наш гимн». Через пятнадцать минут пробили боевую тревогу. «Японская эскадра в числе шести крейсеров и восьми миноносцев была расположена в строю пеленга от острова Иодолми, к северному проезду, прикрывая оба выхода в море». Неприятель был на юго-западе, причем впереди стояли крейсера, а миноносцы держались за ними. «По сведениям с иностранных судов», в состав эскадры противника входили крейсера «Асама», «Нанива», «Така-хихо», «Хиода», «Акаше» и «Нитака».

11.45. «Раздался первый выстрел с крейсера «Асама», ...вслед за которым вся японская эскадра открыла огонь». «Варяг» произвел пристрелку кормовым орудием, потом дал залп правым бортом бронебойными снарядами. Третьим снарядом противника было разрушено правое крыло переднего мостика, начался пожар в штурманской рубке и был перебит фок-ватр. Первыми погибли младший штурман, мичман граф Алексей Нирод и дальномерщик, несколько человек были ранены. Вышла из строя дальномерная станция № I, определявшая расстояние до противника для стрельбы. Крейсер отвечал бронебойными, японские суда — шимозами. Японская эскадра накрыла крейсер: было подбито орудие №6 и погибли все комендоры. Мичман Губонин был тяжело ранен, но продолжал командовать стрельбой, пока не упал. Начали гореть зарядные патроны с бездымным порохом, но комендоры потушили пожар. Были подбиты два орудия главного калибра и три — противоминной обороны. Последующий японский залп разрушил боевой грот-марс, уничтожил дальномерную станцию №2, подбил два орудия малого калибра. От взрыва, проникшего через палубный люк, загорелись матросские жилые помещения, но их быстро потушили. «Варяг» жил и продолжал идти вперед. Он вел артиллерийскую дуэль с японским флагманом «Асама», стараясь вывести его из строя. Тем временем в атаку на крейсер пошел японский миноносец, но первый же залп с «Варяга» пустил его на дно. Вскоре отвернул и «Асама», и место мателота занял «Такашико», но буквально за считанные минуты в японский крейсер попали три снаряда главного калибра. Густой черный дым окутал и крейсер «Нитака». Но остальные японские суда засыпали «Варяг» градом снарядов.

12.05. Крейсер прошел траверз острова Иодолми — до открытого моря было уже «рукой подать», когда было перебито рулевое управление. Второй снаряд разорвался у фок-мачты: осколками, влетевшими в боевую рубку через проход был контужен в голову Руднев, убиты штаб-горнист и барабанщик и тяжело ранен в спину рулевой старшина Снегирев, легкое ранение в руку получил ординарец Руднева квартирмейстер Чибисов. Таким образом, крейсер лишился командования и управления, маневренности.
Без фуражки, в запачканном кровью мундире, командир вышел из рубки и прокричал, перекрывая шум боя: «Братцы! Я жив. Целься вернее!» Однако отсутствие маневра решило исход первого и последнего боя «Варяга» — Руднев приказал идти обратно на рейд и там взорвать крейсер, который, получив пробоину в подводную часть левого борта, начал давать левый крен.

12.40. Японцы, не желая попасть своими снарядами в иностранные суда, прекратили огонь. «Варяг», не доходя стоявшего на рейде итальянского крейсера, остановил машины и отдал якорь. За час боя крейсер выпустил 1 тыс. 105 снарядов, потопил миноносец и вывел из строя три крейсера противника, но получил такие повреждения, которые полностью исключали возможность продолжения боя. Теперь Руднев должен был уничтожить корабль и спасти команду от плена.

13.35. Проведя совещание с офицерами на верхней палубе, Руднев на французском катере отправился к Бэйли, «где заявил, что намерен уничтожить крейсер за полной его непригодностью». Бэйли не возражал. В это время почти у самого порта Чемульпо прогремел взрыв: «Корейца» подбросило в воздух, и, расколовшись на несколько частей, он быстро ушел под воду, а по рейду пошла сильная волна. Увидев это, Бэйли попросил Руднева не взрывать «Варяг», а затопить его. Руднев согласился и покинул британский корабль.

13.50. Командир вернулся на корабль и сообщил о решении, принятом им и британским капитаном. Офицеры согласились. К крейсеру подошли катера и шлюпки с иностранных судов. Вначале на них погрузили раненых, потом матросов и офицеров.

15.30. «Вся команда покинула крейсер. Старший и трюмный механики... открыли клапана и кингстоны и тоже покинули крейсер». На судне оставался командир и боцман, чтобы удостовериться, что оно погружается.

15.50. Командир и боцман перешли на катер с «Паскаля», ожидавший их у трапа. Руднев нес с собой корабельные документы, боцман — кормовой флаг крейсера, гюйс. Флаг на мачте спущен не был. Катер отвалил от борта. «Крейсер «Варяг» постепенно наполнялся водой и продолжал крениться на левый борт. Кормовая часть его была уже в воде.

16.10. «Крейсер «Варяг» погрузился в воду, легши совсем на левый борт». На этой фразе оборвалась запись в вахтенном журнале корабля-героя.
Итак, Руднев крейсера врагу не сдал, экипаж в плен не попал. Из 535 человек, бывших до боя на корабле, погибли 30, ранено 85 матросов, старшин и офицеров. Около ста моряков получили незначительные раны. Через два дня на том месте, где затонул «Варяг», всплыли еще два трупа трюмных матросов.
Когда Уриу узнал, что команды «Варяга» и «Корейца» интернированы на иностранных военных судах, он потребовал их выдачи как военнопленных. Но, к чести итальянского и французского командиров крейсеров, которые «надавили» и на британца, Уриу было наотрез отказано. Экипажи иностранных крейсеров всецело были на стороне российских моряков, а командиры не хотели вызывать волнений на своих кораблях. Двадцать четыре матроса были размещены в Чемульпо, в госпиталях Красного Креста. В тот же день восемь из них скончались. На следующий день умерли от ран еще двое. Всех их похоронили на христианском кладбище Чемульпо, отпевание проводил судовой священник, присутствовали Руднев, российский консул, командиры иностранных крейсеров, был ружейный салют. Находившиеся в Чемульпо японцы отнеслись к этому лояльно, так как японский император, восхищенный доблестью российских моряков, наградил Руднева учрежденным в 1890 году знаком военного ордена «Золотого Сокола» IV класса (орден имел VII классов). Контр-адмирал Уриу получил такой же орден III класса, командир флагманского крейсера «Нанива», капитан I ранга Кенсуке — знак ордена V класса.
Японцы постарались «разукрасить» победу — газеты сообщили о том, что весь экипаж «Варяга» погиб. Иностранные газеты, вышедшие 9 февраля 1904 года, напечатали, что на «Варяге» погибло 17 офицеров и 456 старшин и матросов. Естественно, что это перепечатали и российские газеты, так как ни Руднев, ни российский консул Поляновский из Чемульпо ничего в Петербург или Владивосток сообщить не могли — связь блокировал японский десант. Похоронив своих погибших товарищей, в начале февраля матросы и офицеры «Варяга» и «Корейца» на иностранных судах направились домой.
j-k
ЧухОрг
 
Сообщения: 585
Зарегистрирован: 04 июн 2013, 12:49
Откуда: С-Петербург

Re: Владивосток

Сообщение j-k » 05 авг 2014, 06:17

Во Владивостоке есть оригинальный памятник Высоцкому. Появился он рядом с театром им. Горького в прошлом году. Сама-то скульптура классическая, без разных вычурных "художник так видит", но в скверике ненавязчиво поставлены динамики и все время негромко слышно песни в его исполнении.

Изображение

Изображение

Высоцкий приезжал во Владивосток. Сколько раз - сейчас строят разные догадки и, как обычно в таких случаях, уже есть несколько квартир, претендующих на "неофициальные концерты" :) Но один раз он точно здесь был, в 1971 году

Изображение
j-k
ЧухОрг
 
Сообщения: 585
Зарегистрирован: 04 июн 2013, 12:49
Откуда: С-Петербург

Re: Владивосток

Сообщение j-k » 13 авг 2014, 19:58

Два месяца отрывочного знакомства с городом. Вполне достаточно для первого раза. Пора и возвращаться :)

Самое главное и наиболее интересное для меня в городе и окрестностях было - это Владивостокская крепость. Про две батереи - Безымянную и Новосильцевскую - я рассказывала раньше. Теперь галопом по некоторым другим : )
Первоначально батареи строились земляные, потом они перестраивались в бетоне, возводились и перестраивались форты - Владивосток был городом-военной крепостью. На ходу учились, иногда на собственных ошибках - батареи на возвышенных местах часто оаказывались в туманах, а средств для стрельбы в тумане у крепости не было. Форты ставились на сопках, но только к 1910 году придумали строить так, чтобы сопки при строительстве не меняли рельеф. А рельефы тут сумашедшие! Так за все время пребывания тут так и не привыкла, что если по карте или на спутнике нужные две точки находятся в 200 метрах друг от друга, то идти от одной до другой может оказаться и больше километра по пересеченной местности, и "в лоб" к некоторым не подобраться.


От одной батареи (литер А) видно внизу другую батарею (литер В), она там, где видна дорога двумя колеями. Расстояние по карте метров 300

Изображение

До того, что здесь кажется вершиной, метров 600. Там прячется батарея (литер Г)

Изображение

Это она же, только уже с тыла:
Изображение

Все батареи практически похожи - пороховой погреб, убежище для артиллеристов. На некоторых два погреба и два убежища.

Изображение

Изображение

Эти все батареи на сопке Холодильник. Почти на вершине сопки - форт графа Муравьева-Амурского, его-то и окружают литерные батареи. На самой вершине сопки, на орудийных позициях бывшей батареи литер А, в 1970хх были установлены четыре 130-мм орудия Б-13-3с. Формально это уже Владивостокский оборонительный район, а не форт

Изображение

А это вот уже - мыс Токарева. Вон там внизу, под скалой, виден дот 1941 года постройки, а на вершине, левее за обрезом фотографии, - сооружения Токаревской батереи

Изображение


А вот и она. Со всех сторон ее уже теснят новые дома, хотя часть батареи пока еще занимает воинская часть.

Изображение

Изображение

В довольно большом количестве фортов еще находятся воинские части. В том же форте графа Муравьева-Амурского на сопке Холодильник стоят связисты

Изображение

На фотографии чуть правее форта на другой сопке видны четыре одинаковых с виду как столбика - это туннельные пороховые погреба, военный объект, так и используются до сих пор по назначению

Изображение

Изображение

На некоторых фортах благодаря тому, что них стоят военные, что-то да сохранилось, как на фотографиях выше. А где-то, наоборот, было безжалостно разбито. Пример тому - Уссурийская батарея, бывший форт № 5, где был установлен радиопрозрачный "шарик" ПВО, а ради него разбит пополам орудийный дворик. Уссурийская батарея одна из тех, что из-за частых туманов не могла быть ипользована и была разоружена уже в 1906 году. Но в тот день, когда я там была, тумана не было, и была в принципе неплохая видимось. Это вид на залив Патрокл и полуостров Басаргина

Изображение

Небольшое количество фортов потихоньку приводятся в какой никакой, а порядок. Форт Поспелова на острове Русский, укрытие для выкатных орудий

Изображение

Казарма

Изображение


Форт № 7 постепернно становится музеем.

Изображение

Восстановленный наблюдательный колпак
Изображение


Практически от всех фортов ошеломляющие виды на заливы. Вот только туманы...
Форт № 11. По брустверу очень удобно ходить, осматривая форт

Изображение

Изображение

Изображение


Если форты строились на вершинах сопок, то батареи были и береговые, прямо у уреза воды.
Поспеловская батарея

Изображение

Владивостокская крепость не воевала, она сыграла роль сдерживающего фактора. Практически единственный боевой эпизод в ее истории - это обстрел Владивостока японской эскадрой в марте 1904 года. Но не зря, видимо, во Владивостоке трудились японские шпионы : ) - эскадра подошла со стороны Уссурийского залива, так что ее не могли достать орудия уже действующих батарей
Во время стрельбы неприятельские суда держались вне досягаемости огня группы Петропавловской батареи и мортир Уссурийской батареи № 15, почему орудия этих батарей и не отвечали на огонь японцев. Прямому обстрелу подверглись форты Суворова и Линевича, строящаяся батарея, Басаргинский полуостров и Уссурийская батарея; перекидному огню — вся долина речки Объяснений и бухта Золотой Рог до западной оконечности казарм Сибирского экипажа. Неприятелем было выпущено до 200 снарядов с ничтожным результатом."
j-k
ЧухОрг
 
Сообщения: 585
Зарегистрирован: 04 июн 2013, 12:49
Откуда: С-Петербург

Re: Владивосток

Сообщение AlexxDiams » 13 авг 2014, 20:41

Очень интересно читать.) Два месяца - приличный срок для знакомства даже если приходится работой заниматься. :)
AlexxDiams
Давно здесь сидим
 
Сообщения: 223
Зарегистрирован: 05 июн 2013, 22:52

Пред.След.

Вернуться в Беседка

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1